Медитация

Я знаю, что ты любишь меня. Как жаль, что я не умею любить тебя так, как ты. Когда-то я научусь, когда-то, я вспомню, как можно любить и смогу приблизиться к тебе. Я вижу тебя каждый день – ты смотришь на меня через взгляд тысячи людей окружающих меня, я хочу позвать тебя, но ты словно занят, словно не замечаешь меня. Но я уверен, что всегда в поле твоего внимания. Это я могу смотреть на тебя и не замечать, когда я смотрю на часть тебя, и не вижу тебя в ней. Я знаю, ты не сердишься на меня за это, но как грустно мне, в мгновенья пробуждения, как стыдно перед тобой, как стыдно — перед собой.

***

Я хочу всегда петь твою песню вместе с тобой, но я не могу взять высокие ноты, и песня моя звучит жалко на фоне твоей. Раньше мне казалось, что ты прячешься от меня, теперь я понимаю, что высшее состояние бодрствования мне еще не под силу. Ты позволяешь мне как маленькому ребенку спать во снах моих иллюзий. В этих снах жизни я сплю вместе с другими людьми, но мой сон в последнее время не так крепок, как раньше, я чутко сплю, просыпаюсь, реагируя на каждый шорох, на каждый кошмар приснившийся спящему рядом. И сон мне не в радость, и пробудиться полностью не могу. Сон и бодрствование, как это печально, не самостоятельно, не по-взрослому. Хочется разбудить всех и проснуться вместе с ними. Но нельзя прерывать недосмотренные сны, я не вправе, да и вряд ли смогу. Когда просыпаюсь, продолжаю пробираться к тебе по лунной дорожке через тысячи спящих, стараясь не нарушить их странный покой.

***

Я знаю, что ты рад, что ждешь меня, ты машешь мне ветвями деревьев, крыльями птиц, ты зовешь меня волнами моря, потоками ветра, жестами, звуками, словами, мыслями миллионов существ. Но как мне к тебе приблизиться? Для этого мне надо стать всем, слиться с вечностью, чтобы услышать, что бы сказать и быть услышанным. Что может быть лучше общения с тобой, только в нем я могу обрести большую часть себя и поверить, что я и ты — одно целое.

***

Как случилось, что в множественности окружающих нас вещей мы перестали видеть Единство? Когда я смотрю на солнце через ветви деревьев, моему взгляду представляется несколько, различной толщины, лучей расходящихся в разные стороны. Я знаю, что солнце круглое, знаю, что это мой взгляд воспринимает его как пучок отдельных световых потоков, потому, что между Солнцем и мной находится дерево. Если бы не было ветвей дерева, значит, не появилось бы ветвей Солнца – пучков света рассеявшегося при встрече с препятствием. Быть может многообразие вещей видимого нами мира представлено нашему взгляду подобно лучам рассеянного света. Если так, значит между нами и истинным миром существует препятствие, рассеивающее его единство на множество, воспринимаемое нашим взглядом. Для чего это нужно? Но ведь в полдень нашим глазам больно смотреть на Солнце. Быть может наши духовным глазам тоже больно смотреть на Мир истинной реальности, и потому мы смотрим на него через препятствие, разделяющее нас с Истинным миром и рассеивающим его на множество вещей.

***

Я смотрю в глубину бассейна, и на дне его вижу ветви деревьев и небо, заполненное облаками. По небу разбросаны маленькие желтые листья. Одни из них словно зацепились за облака, другие словно зависли в небе, ни к чему не прикрепленные. Я понимаю, что облака, ветви деревьев и небо отражаются на поверхности бассейна. Но желтые осенние листья лежат на воде, они не отражаются. Удивительно, что я вижу на поверхности воды вместе облака, чистое небо, ветви деревьев и листья, опавшие с них. Кто автор этого странного пейзажа? Неожиданно я подумал, что я сам и множество людей окружающих меня, подобны осенним листьям, опавшим с дерева. Мне кажется, я не отражаюсь в реальности, подобно листу. А что еще, видимое мной на поверхности бассейна окружающего меня мира, тоже не отражается?

***

Желтые листья лежат на земле. Ветер переносит их с места на место. Бывают дни, когда они лежат неподвижно, бывают дни, когда они путешествуют от дерева к дереву, с поляны на поляну, некоторые из них оказавшись в реке, плывут в новые страны. Свое движение листья называют жизнью, у каждого из них своя судьба, своя траектория полета. Еще недавно многие из них были вместе, на одном дереве. Теперь каждый из них думает, что он сам по себе, что определяет направление своего полета, и место где будет лежать – лист думает, что ветер послушен его желаниям. Скоро наступит зима, и все листья растворятся в наших воспоминаниях о золотой осени и солнечном лете. Но придет весна, и снова на деревьях родятся листья. Сначала они будут дружными, их движения будут послушны ветвям дерева, но осенью каждый лист отправится в свое путешествие. Многие листья, лежа у основания дерева, будут видеть небо, затянутое паутиной голых ветвей. Каждый лист будет думать, что рисунок неба для всех листьев один и тот же. Листья не смогут рассказать друг другу о своем небе, потому что каждый лист думает, что только его небо настоящее.

***

Все затаилось вокруг, все затаилось внутри. Лес накрыт серым небом. Птицы не поют свои песни. Лес молчит. Изредка слышно как одинокие капли, упавшие с неба разбиваются об листья деревьев. Ветер неуверенно покачивает верхушки деревьев. Что-то должно произойти в лесу, что-то должно произойти в душе. Тишину прерывает дикая груша, упавшая с ветки. Вся поляна украшена маленькими желтыми плодами. Когда лучи появившегося из-за тучи солнца пробиваются сквозь ветви деревьев, некоторые из груш, лежащих на поляне, зажигаются словно лампочки.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники