Полнота

Лебедь выбирает только один раз. Спутник для лебедя один. Вся жизнь только вдвоем, весь мир для двоих. «Все пополам?». Нет, всего вдвое больше. Вдвое красивее цветы, вдвое слаще их запахи, озера, реки и небо вдвое чище.

Но если один из возлюбленных погибает, для другого выбора нет. Он поднимается высоко в небо, скла­дывает крылья, закрывает глаза и вручает небу право решить свою судьбу.
В подобных случаях небо не отказывается от других птиц, оно предлагает замену.

Так устроена природа. В этом — совершенство и тайна.

На поверхности сказочного, прозрачного озе­ра встречаются два лебедя. И все вокруг преображается: озеро, лес, небо. Долго ухаживают друг за другом лебеди, чистят друг другу перья, танцуют нежные танцы.

Другие птицы смеются над ними: все у них не по-насто­ящему, все слишком торжественно. А как по-настоящему? Кто знает?

У лебедей только одна жизнь, и только вдвоем. У дру­гих птиц множество жизней. Возможно, пото­му у лебедей не так, как у остальных. Всегда вдвоем: и в небе и на земле. Неужели им не скучно, удивляются другие птицы. Словно никого не существует для них, как будто ничего вокруг они не замечают.

На самом деле — все, наоборот : окружающее лебеди видят лучше, ярче, чище, полнее других, потому что они знают, что живут один раз, — один раз лю­бят. Они любят полноценно, без подозрений, без ревности, без хитрости, без оглядки , не оставляя себя, для другой встречи, для другой любви, для другой жизни. И потому не экономят свое серд­це, как другие птицы, а вдруг пригодится для новой любви, если что-то не сложится в ЭТОЙ. Другим можно сомневаться, про­считывать, недосказывать, быть неискренними. У них все еще впереди, и возможно, множество раз.

А лебедям так нельзя : для них каждое мгновение – вечность. Им нужно на­сладиться друг другом, озером, небом, жизнью в одном-единственном мгновении, ведь каждое мгновение может для них стать последним. Они могут вдохнуть полной грудью воздух жизни, они могут спокойным взглядом, не затуманенным суетой рассмотреть полноту окружающего мира. Они могут услышать бездонную глубину звуков природы, не отвле­каясь на беспокойство о будущих переменах. Поэтому все в их судьбе предопределено одним словом, одним понятием, одним состоянием– «ПОЛНОТА».

«А много ли значит полнота? – спросит одна птица. – Вдохнуть полной грудью воздух? Ну зачем его вдыхать полной гру­­­дью, ответит другая, если я понемногу вдыхаю каждый день, каждое мгновение? Меньше вдохну – больше останется. Полным взглядом увидеть траву, озеро, небо, мир? Но если я увижу все, тогда что же мне останется для множества моих следующих жизней?»

И во всем у них частичность, половинчатость, осторожность – и в радости, и в страдании, и в любви: недосмотрел, недовдохнул, недолюбил…

А для лебедей полнота значит все. Если бы она была потеряна лебедями, они познали бы страх и превратились бы в суетливых, запасливых, жадных.

Во имя чего нужно отказываться от полноты? Для того, чтобы каждый день отламывать от жизни кусочек, стараясь изо дня в день отломить кусочек поменьше. И наконец-то достигнуть совершенства в искусстве эко­номить и приобрести бес­смертие, накопив множество дней, лет и жизней.

Но природа уберегла их от такой вечности взамен за право наслаждения только одной-единственной любовью. И если бы другие птицы лишились страха, определяющего меру и порядок всему, смогли бы они принять мощь и полноту жизни, хлынувшую на них потоком истинного счастья?

Сможет ли живое существо не утонуть в бездонном море любви, выдер­жит ли обыкновенное сердце это испытание? Способны ли обыкновенные легкие насладиться полнотой вдыхаемого воздуха? Смогут ли обыкновенные глаза не ослеп­нуть перед полнотой красоты. Да, несовешенному существу не под силу насладиться истинным величием окружающего мира, истинная красота убьет его. Мудрая природа оберегает, ограждает, хранит от красоты такие существа, наделив их даром страха.

Один из лебедей погибает, подстреленный человеком.

Для оставшегося лебедя мир теряет свою обычную полно­ту. Часть полноты исчезает, она перемещается в другой, недоступный мир. Но полноту нельзя разделить.

Оставшийся в живых лебедь, в последний раз смотрит на мир. Он прощается с Солнцем, яркость которого вполовину меньше, с воздухом, который может вдохнуть лишь наполовину, с природой, потерявшей яркость своих красок с цветами, утратившими запах, с озером, лишившимся прозрачности. Он прощается с миром неуверенности, сомнений, зависти, жадности, расчетливости. В его прощании нет страха, лишь предчувствие встречи сопровождает его уход.

Лебедь поднимается высоко в небо, чтобы последним взглядом охватить большую поверхность земли ,складывает кры­лья, закрывает глаза и… И видит снова полно­ту мира и полноту судьбы, которая плывет ему навстречу в белоснежном оперении по гладкой по­верхности прозрачного озера, которым является новое небо…

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники